Никита Абдулов
Артем Абрамов
Регимантас Адомайтис
Григорий Антипенко
Яна Аршавская
Елена Бирюкова
Валда Бичкуте
Олег Блинов
Константин Блоцкий
Анастасия Богатырёва
Евгения Бордзиловская
Евгения Борзых
Мария Боровичева
Светлана Брыксина
Веста Буркот
Анастасия Веденская
Артем Вершинин
Наталия Власова
Дмитрий Володин
Вера Воронкова
Александр Галибин
Валентин Гафт
Тарас Глушаков
Алена Гончарова
Анна Горох
Никита Григорьев
Юлия Деллос
Татьяна Демакина
Мирослав Душенко
Виталий Егоров
Владимир Епифанцев
Сергей Зарубин
Григорий Зельцер
Ирис Иванова
Татьяна Казанцева
Роман Керн
Иван Клещевников
Елизавета Климова
Алексей Князев
Евгений Князев
Павел Конёк
Евгений Константинов
Дина Корзун
Ульяна Кравец
Ольга Левитина
Ольга Листратова
Максим Литовченко
Тимур Лукин
Алексей Лысенко
Ольга Львова
Дарья Макарова
Сергей Маковецкий
Сергей Марин
Денис Матвеев
Дмитрий Миллер
Александра Мошкова
Петр Нестеров
Ксения Нестерова
Денис Никифоров
Серафима Огарёва
Игорь Огурцов
Ольга Остроумова
Елена Панова
Мария Пестунова
Галина Петрова
Людмила Полякова
Егор Попов
Наталья Попова
Анна Рыцарева
Александр Самсонов
Татьяна Селиверстова
Александр Сибирцев
Григорий Сиятвинда
Мария Сокольская
Семен Стругачёв
Мария Сурова
Анастасия Тимушкова
Григорий Трапезников
Егор Трухин
Александр Тютин
Никита Уфимцев
Луи Франк
Алексей Хардиков
Артем Черкаев
Анастасия Чернышова
Николай Чиндяйкин
Алексей Щелаковский
Анна Щербинина
Софья Юрко
Сергей Юрский











Уважаемые актеры!

Агентство «Арт-партнер Синема» не является актерской базой!

Убедительно просим Вас не обременять нас своими фотографиями, письмами и звонками на эту тему. Спасибо!


Дьякон не зря секундантом был

Повесть о плохом хорошем человеке на Малой сцене поставил Антон Яковлев. Спектакль добротен, тщательно выделан, в нем есть те «скромность и джентльменски покойный тон», которые так ценил Чехов (по крайней мере — герой его «Скучной истории») в трудах русских ученых-естественников. Бенефисная роль — у Дмитрия Назарова, доктора Самойленко.

Белая декорация сценографа Николая Слободяника — и дощатая пристань жаркого и малярийного городка на Кавказе, и дома конфузливых, измученных рефлексией «колонизаторов» края. Едет прелестная и смешная повозка купца Ачмианова, полная кружевных зонтиков и летних шляп, щедро расписанная горными красотами. Бритоголовые коренные жители в выцветших халатах молча бьют камень, странно соответствуя реплике дьякона Победова (Валерий Трошин): «Вот вы все… постигаете слабых и сильных, книжки пишете и на дуэли вызываете… а из Аравии прискачет на коне новый Магомет с шашкой, и полетит у вас все вверх торамашкой, и в Европе камня на камне не останется».

Но на сцене — 1891 год. На коне и с шашкой прискачут еще нескоро. Серьезными проблемами русской жизни кажутся желчная и нервическая лень Лаевского (Александр Усов), волчья четкость фон Корена (Евгений Миллер), заеденного безответственностью внуков Печорина и Рудина, сияющая дамская дурь Надежды Федоровны (Елена Панова): «Как это можно серьезно заниматься букашками, когда страдает народ?». Собственно… из-за них, голубчиков (и на них, голубчиков, — всею тяжестью), Отечество и полетит «вверх торамашкою».

Но это твердо поймет автор «Трех сестер». А «Дуэль» написана молодым Чеховым в редком для него жанре идиллии. Тут он еще надеется возделывать и осушать малярийные болота душ с перемежающейся лихорадкой самоедства — медленно и методично, как насаждают сады и виноградники на трудной земле.

Тут — Чехов сам колонизатор, его зона рискованного земледелия — «мыслящая Россия», его семена твердых сортов — покаяние, примирение, труд (долгий и суровый, как гребля на веслах в шторм в финале повести). С ним — нелепый юный дьякон с бычками на кукане, счастливый любой жизнью (чего вообще-то русский человек не умеет), воистину пришедший напомнить о Христе дуэлянтам. И неистощимая доброта, медвежий уют, глубокая русскость доктора Самойленко. (Игра Дмитрия Назарова так органична, что просится простодушное «Как живой!».)

Это и показано в трехчасовой «Дуэли» — с сохранением всех споров и идей.

«Крейцерова соната», предыдущая постановка Антона Яковлева в М. Х. Т. , резче уходит в своеволие театральной суггестии, в лепку своего мира своими средствами. Особо там хорош финал, серебряный блеск и олений рев тромбона: на нем играет, с ним борется, его любит Позднышев (Михаил Пореченков). У Толстого, натурально, о тромбоне ни слова — но переплавка текста в театр имеет свои права.

В замечательно добротной (даже в малых ролях) «Дуэли» Яковлев этими правами не пользуется. Чехов тут точно перечитан вслух при свете софитов. «Россия-которую-мы-не-читали» для режиссера важнее воли к самовыражению. 

…То ли это недостаток премьеры, то ли некий личный жест. Вроде каждодневных двенадцатичасовых трудов Лаевского в финале повести.
Елена Дьякова, Новая газета, 14.05.2010

Пресса

Тяжелое дыхание, Алиса Никольская, Культура, 27.05.2010

В МХТ им. Чехова снова поставили Чехова, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 20.05.2010

Дьякон не зря секундантом был, Елена Дьякова, Новая газета, 14.05.2010

В МХТ впервые инсценировали чеховскую «Дуэль», видеосюжет программы «Вести», телеканал «Россия», 28.04.2010

МХТ собирает зрителей на «Дуэль», видеосюжет телеканала «Культура», 27.04.2010

Бой с тенью, Афиша, 9.03.2005

Премьера с привкусом измены, Светлана Осипова, Московский комсомолец, 14.11.2003

Вернемся к нашим тараканам, Ирина Леонидова, Культура, 23.01.2003

«Бег» на месте общепримиряющий, Алена Карась, Российская газета, 18.01.2003

О наказании, Григорий Заславский, Независимая газета, 27.06.2002



© Екатерина Цветкова

© 2005—2021 Арт-Партнер Синема
info@artcinema.ru, kino@artcinema.ru, akter@artcinema.ru
Малый Харитоньевский пер., 8/18
(ст.м. «Чистые пруды», «Тургеневская»)
Тел.: (+7 495) 937-75-73, (+7 495) 625-12-13