Никита Абдулов
Артем Абрамов
Регимантас Адомайтис
Григорий Антипенко
Яна Аршавская
Елена Бирюкова
Валда Бичкуте
Олег Блинов
Константин Блоцкий
Анастасия Богатырёва
Евгения Бордзиловская
Евгения Борзых
Мария Боровичева
Светлана Брыксина
Веста Буркот
Анастасия Веденская
Артем Вершинин
Наталия Власова
Дмитрий Володин
Вера Воронкова
Александр Галибин
Валентин Гафт
Тарас Глушаков
Алена Гончарова
Анна Горох
Никита Григорьев
Юлия Деллос
Татьяна Демакина
Мирослав Душенко
Виталий Егоров
Владимир Епифанцев
Сергей Зарубин
Григорий Зельцер
Ирис Иванова
Татьяна Казанцева
Роман Керн
Иван Клещевников
Елизавета Климова
Алексей Князев
Евгений Князев
Павел Конёк
Евгений Константинов
Дина Корзун
Ульяна Кравец
Ольга Левитина
Ольга Листратова
Максим Литовченко
Тимур Лукин
Алексей Лысенко
Ольга Львова
Дарья Макарова
Сергей Маковецкий
Сергей Марин
Денис Матвеев
Дмитрий Миллер
Александра Мошкова
Петр Нестеров
Ксения Нестерова
Денис Никифоров
Серафима Огарёва
Игорь Огурцов
Ольга Остроумова
Елена Панова
Мария Пестунова
Галина Петрова
Людмила Полякова
Егор Попов
Наталья Попова
Анна Рыцарева
Александр Самсонов
Татьяна Селиверстова
Александр Сибирцев
Григорий Сиятвинда
Мария Сокольская
Семен Стругачёв
Мария Сурова
Анастасия Тимушкова
Григорий Трапезников
Егор Трухин
Александр Тютин
Никита Уфимцев
Луи Франк
Алексей Хардиков
Артем Черкаев
Анастасия Чернышова
Николай Чиндяйкин
Алексей Щелаковский
Анна Щербинина
Софья Юрко
Сергей Юрский











Уважаемые актеры!

Агентство «Арт-партнер Синема» не является актерской базой!

Убедительно просим Вас не обременять нас своими фотографиями, письмами и звонками на эту тему. Спасибо!


Владимир Епифанцев: «Generation „П“ — это фильм ужасов»

14 апреля в прокат выходит если не самый громкий, то самый ожидаемый российский фильм года — экранизация романа Виктора Пелевина Generation П, сделанная дебютантом Виктором Гинзбургом. Снимали этот фильм без малого пять лет, и за это время съемки обросли целой россыпью слухов — говорили о бесконечных скандалах и творческих разногласиях между актерами, о постоянной нехватке денег. Сам Пелевин как-то раз назвал попытку сделать фильм по его роману бессмысленным занятием. О том, что же в итоге получилось нам рассказал актер Владимир Епифанцев — в «Generation П» он сыграл роль Вавилена Татарского.

«GENERATION П» СОСТОЯЛСЯ КАК ФИЛЬМ УЖАСОВ"

 — Владимир, кому сегодня нужна экранизация самого популярного романа Пелевина?

 — Тут понимаете какая штука — произведения Пелевина содержат большое количество анекдотов. Они ироничные, смешные. И некоторые поклонники Пелевина, к сожалению, считывают в его книгах только это. Думаю, основные проблемы будут именно с такими читателями и зрителями. Те же, кто копают глубже и замечают, что в романе помимо веселых шуток есть и какой-то смысл, думаю, наше кино смогут полюбить. Мне кажется, что именно с точки зрения месседжа кино удалось — у нас не было задачи передать дух пелевинского романа. Мы хотели передать информацию. Поэтому наше кино могло быть вообще снято в стиле «трэш» с непрофессиональными актерами, и результат был бы тот же самый. Другое дело, что без того количества звездных персонажей, которые есть в «Generation П», фильм не вышел бы столь зрелищным. Конечно, он обращен и интеллектуальной публике, и к тем, кто привык смотреть фильмы с поп-корном. Для последних здесь тоже много чего есть — кино вышло невероятно динамичное, зрелищное и… страшное. Вообще, на мой взгляд это кино состоялось и как фильм ужасов в том числе.

 — Разговоры о том, что у всех на съемочной площадке сдавали нервы соответствуют действительности?

 — Я нервничаю обычно на площадке, когда спать хочу. А мы, увы, не всегда укладывались в график и в таких случаях уходили на переработки — снимали и по 12, и по 14, и даже по 18 часов в день. Так что ничего личного.

 — А почему снимали так долго?

 — Такое кино нельзя сделать быстро, это высокобюджетный фильм. А у всех продюсеров у нас сейчас мнение, что больше 1 миллиона долларов бюджета отбить в прокате невозможно. Поэтому сразу найти деньги было невозможно. Режиссер Виктор Гинзбург прекрасно понимал, когда начинал съемки, что это в некотором смысле афера. Но без здорового авантюризма Гинзбурга «Generation П» просто никогда не был бы снят.

«ПОРА СНЯТЬ КЛОУНСКИЕ ОДЕЯНИЯ»

 — У многих, кстати, вызывает вопросы кандидатура режиссера фильма — он, во-первых, дебютант, а, во-вторых, время, описанное Пелевиным в романе, провел в США. 

 — Это как раз нормально. У нас ведь большая часть кино — это фильмы людей из прошлого, которые не столько снимают, сколько имитируют вдохновение. Они продолжают эпатировать всех какими-то дешевыми приемами, над которыми можно только посмеяться. Для Гинзбурга «Generation П» — это выстраданный дебют. Он действительно уезжал в Америку, очень много там размышлял о своем месте в этом мире.И понял, что вернуться сюда можно только вот таким вот громким, прорывным способом. И правильно думал. Мне вообще кажется, что художник, который долго живет в России и размышляет о том, как нас всех нужно вывести к свету вряд ли на что-то способен. Потому что Россия обладает анабиозным действием на всех здесь живущих — и в первую очередь на политиков и художников. И выбраться из этого анабиоза невозможно. Мы же как будто живем в парфюмерном магазине — чтобы почувствовать какой-то новый аромат, нужно сначала долго нюхать кофе. А чтобы наконец ответить на этот чудовищный вопрос «что делать?» необходим свежий воздух, которого катастрофически не хватает.

 — Только не говорите, что экранизация романа Пелевина отвечает на вопрос «что делать?»

 — Как бы самонадеянно это не прозвучало, но да, отвечает. В романе этого нет, вернее, это присутствует, но в форме медиативного бреда. Но на этот вопрос отвечает один человек и только себе. Примерить, на себя, однако может каждый.Надо биться. Только не физически, а духовно — Generation П в конечном счете о том, как прогрессивная культура побеждает затхлую, которая уже очень давно насаждается у нас в стране. В России народ немного ряженый. И чтобы снять с него эти клоунские одеяния, чтобы люди перестали валять дурака, нужна битва. Наш фильм, конечно, это отчасти издевка над народом — в том числе это показывается и при помощи абсурдных рекламных роликов, которые делает мой герой. Когда этот абсурд изображен в максимальной своей концентрации, у зрителя падают шоры и происходит мозговой прорыв. Я во всяком случае очень на это надеюсь.

«ДЛЯ РОЛИ ПОХУДЕЛ НА 15 КГ»

 — Вообще кто для вас Вавилен Татарский? Человек, оказавшийся в нужное время в нужном месте? Мошенник, нахватавшийся знаний по верхам?

 — Ни то, ни другое. Самым простым было бы сыграть его таким циничным крутым и альтернативно мыслящим бунтарем. А у меня же он очень наивный, испуганный и открытый человек. Поразительно, что когда я играл в этом фильме, то представлял своего отца (известный советский актер Георгий Епифанцев, трагически погибший в 1992 году — Ред.). Мне кажется, он был бы замечательным Вавиленом Татарским. К сожалению, это произведение было написано не в то время и он жил не при той власти, при которой это можно было бы сыграть. Если вспомнить его Прохора Громова из «Угрюм-реки» или Фому Гордеева, то это абсолютный Вавилен. Эту роль я посвятил своему отцу и сыграл так, как сыграл мой папа. И он в конце жизни торговал на рынке, но, к сожалению, к нему не подошел Морковин и не предложил работать криэйтором.

 — Ваши поклонники, будьте уверены, читают сейчас все это с отвисшей челюстью. Они-то привыкли совсем к другому Епифанцеву — такому дуболому-спецназовцу с горой мышц, которые заменяют мозг.

 — В этом нет особой проблемы. Для роли в Generation П я многим пожертвовал — пришлось, например, похудеть на 15 килограммов. Причем в какой-то момент съемки в этой картине пересеклись со съемками фильма «Непобедимый», где я играю спецагента. И для «Непобедимого» мне вновь пришлось наращивать мышечную массу, а потом в сжатые сроки худеть для экранизации Пелевина. Наверное, тех, кто постоянно хочет меня видеть сильным и крутым, я немного разочарую. Хотя… Вот кого во мне любят больше — мента или уголовника? Играл-то я и тех, и других. 

 — Так уж сложилось, что разница между ментом и уголовником в нашей стране не так велика. А здесь прямо разрыв шаблона по сравнению с тем, что вы делали до.

 — Ну, я надеюсь, что именно благодаря этому разрыву моя роль станет вторым рождением в профессиональном плане.

 — То есть теперь вы от ролей очередных спецназовцев-ментов-уголовников будете отказываться?

 — Я ни от каких ролей никогда не отказываюсь. А стратегия, просчитывание, что вот, мол, сейчас я сыграю в дрянном сериале, а потом мне не дадут роль в большом кино — это все ерунда и пустые амбиции. Во-первых, хороший актер найдет работу всегда. Во-вторых, для меня кино — это не попытка изжить какие-то свои недостатки и комплексы. Причина одна — у меня их просто нет.

 — А если сценарий не выдерживает никакой критики, а режиссер сошел с ума еще до съемок?

 — Я же могу относиться к этому, как к пресловутому «трэшу». Я вот иногда смотрю сейчас какие-нибудь непотребные российские сериалы, которые сделаны полнейшими идиотами и всегда страшно радуюсь — это же всегда плохо ровно настолько, чтобы было смешно. Из последних впечатлений — сериал «Провинциалы» по сценарию Мережко. Жуть страшная, буду пересматривать обязательно.

 — Так и в вашей фильмографии подобные «жемчужины» только успеваю ловить.

 — Ага. Замечательный был, например, фильм ужасов «Полнолуние», в котором я превращаюсь в оборотня и съедаю артиста Бочкина. Или картина «Самая лучшая бабушка» со мной, Муравьевой и Купченко, которая была настолько плохой, что ее нигде не рискнули показать. Ну и хорошо, что такие фильмы у меня есть.

 — А как же знаменитая формула Раневской: сняться в плохом фильме все равно, что плюнуть в вечность?

 — Почему бы туда не поплевать? Тем более, представление об этой самой вечной у большинства не очень правильное и фальшивое. Может, таким вот образом мы и создаем новую вечность. (Смеется).

Афоризмы из романа Пелевина

«Идентиализм — это дуализм на той стадии развития, когда крупнейшие корпорации заканчивают передел человеческого сознания, которое, находясь под непрерывным действием орального, анального и вытесняющего вау-импульсов, начинает самостоятельно генерировать три вау-фактора, вследствие чего происходит устойчивое и постоянное вытеснение личности и появление на ее месте так называемой identity».

"Ханин мягко улыбнулся. «Творцы нам тут на х… не нужны, — сказал он. — Криэйтором, Вава, криэйтором».

«Ничто так не выдает принадлежность человека к низшим классам общества, как способность разбираться в дорогих часах и автомобилях».

"Единственным сомнительным эхом этого слогана в заснеженном рекламном пространстве Москвы оказалась фраза «С корабля на бал», взятая неизвестным коллегой Татарского у того же Грибоедова… Девушка с ментоловой рекламы была подобрана под вкусы настолько широкой целевой группы, что текст самопроизвольно читался как «С корабля на бл*».
, Комсомольская правда, 12.04.2011

Пресса

Грибы,'мерседес' и весна…., Ruskino, 14.04.2011

Владимир Епифанцев: «Generation „П“ — это фильм ужасов», Комсомольская правда, 12.04.2011

Владимир Епифанцев: «Из-за этого фильма я профукал несколько десятков ролей», Труд, 19.01.2011

Экранизацию Пелевина выпустят в апреле, Комсомольская правда, 15.12.2010

Владимир Епифанцев в новом боевике «Человек ниоткуда», Комсомольская правда, 3.12.2010

Человек ниоткуда, Семь дней, 25.11.2010

Алексей Андрианов снимает «Шпионский роман», видеосюжет телеканала КУЛЬТУРА, 3.11.2010

Владимир Епифанцев: «Я вырос в районе бандитов и отморозков», Труд, 30.09.2010

«В обыденном мире художнику не бывает места», 17.06.2010

Начались съемки «Шпионского романа» по Акунину, Известия, 8.04.2010

Владимир Епифанцев в Саратове: На «Танцах со звездами» я сбросил шесть кг!, КП Саратов, 29.03.2009

Владимир Епифанцев: «Меня микробами не прошибешь», Вера Звездова, Культура, 30.11.2006

Детский «Макбет», Роман Должанский, Коммерсант, 4.02.2002

Скольких я зарезал, скольких перерезал, Марина Давыдова, Время новостей, 17.01.2002

Макбет как вурдалак, Дина Годер, Еженедельный журнал, № 2, 16.01.2002




© 2005—2018 Арт-Партнер Синема
info@artcinema.ru, kino@artcinema.ru, akter@artcinema.ru
Малый Харитоньевский пер., 8/18
(ст.м. «Чистые пруды», «Тургеневская»)
Тел.: (+7 495) 937-75-73, (+7 495) 625-12-13